Униженные и оскорбленные

В недавнем исследовании было опрошено более 50000 человек и 90% из них, кто назвал себя не христианами, сказали, что современных христиан можно описать словами «критичные и осуждающие».

Если мы встречаем подростков в подъезде или на улице и упоминаем о своей вере, они скорее всего будут смотреть на вас, как на тех, кто осуждает их.

Более половины молодых христиан сказали, что «нападающие и критичные» — это в точности описывает церковь.

Это касается и нас в этом описании?

Если мы не установим стандарт Христа, то кто установит?

Реальность в том, что мы убеждаем внешних в нашей заинтересованности в доказательстве нашей справедливости больше, чем в справедливости Бога.

В середине III- го века в Римской империи свирепствовала эпидемия чумы. По 5000 человек умирали в Риме ежедневно...

В то время как язычники не имели веры в бессмертие, стоицизм отвергал всякое проявление сердечного сочувствия, чума была бессмысленная и безжалостная. В противовес страху и безнадежности христиане показывали, как их вера делает эту жизнь (и даже смерть) полной смысла и значения.

Епископ Киприан вдохновил христиан посвятить себя делам милосердия, это потрясло язычников. Христианская любовь обрела конкретные, практические формы. В Риме христиане хоронили не только своих единоверцев, но и язычников, которых не на что было похоронить их родственникам. Они также ежедневно раздавали еду бедным людям. В Антиохии Сирийской число людей, о которых заботились христиане достигало 3000 человек. Церковные фонды также использовались чтобы выкупать на свободу рабов-христиан.

Бог не требует ритуальных жертв, Он хочет чтобы Его любовь была проявлена в делах сострадания на земле. Во время чумы в Александрии, когда все кто мог уезжали из города, христиане рисковали своими жизнями друг для друга, когда омывали больных, раздавали воду и еду, утешали умирающих. Их вера и дела были столь впечатляющими, что император Юлиан немедленно постарался скопировать модель церковной системы социальной защиты. Его усилия провалились, потому что для христиан мотивацией была их любовь, а не долг.

Ибо чтó мне судить и внешних? Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог. Итак, извергните развращенного из среды вас. (1Кор.5:12-13)

Мы не ответственны за то, что делают те, кто за пределами церкви, Бог их будет судить. Мы имеем ответственность друг за друга в нашем сообществе верующих. Мы должны смотреть, когда кто-то за чертой и если необходимо, очищать церковь.

«Ненавидеть грех, любить грешников» — такой фразы нет в Библии, но мы всегда учили и будем учить об этом.

Большинство внешних чувствуют, что мы ненавидим и грех, и грешников. Они уставшие и потерянные, они нуждается в любви Бога, но видят Его последователей, как гонителей и преследователей.

Нам легче быть сфокусированными на свежесобранных грехах, а не на разбитых сердцах и жизнях.

Наши братья и сестры с радостью умирали за облегчение страданий тех, кто был заражен чумой. Но, когда СПИД стал эпидемией в США, ни одна христианская организация не была вовлечена в заботу о больных, т. к. для них это выглядело, как Божий суд для грешников.

Не суди́те, да не судимы будете, ибо каким судом сýдите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. (Матф. 7:1-5)

Не тыкайте людей в их недостатки, не наседайте на них, критикуя их вину, если конечно вы не хотите к себе такого же отношения.

Дух критичности возвращается бумерангом. Легко видеть на лице соседа грязь, но когда у тебя самого презрительная, недобрая ухмылка на лице, твое лицо не лучше. Сотри ужасную ухмылку со своего лица, и может будешь достоин предложить салфетку своему ближнему.

Гордость питает осуждение. Осуждение — возможно самый принятый грех в церкви.

Библия ясно говорит, что судить и править — роль Бога, а не наша!

Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь тó же. А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая тó же? Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? (Рим. 2:1-4)

Столько вопросов из Библии от Бога к нам!

Альберт Швейцер сказал: «Пример — это не только главная вещь, которая влияет на других, это единственная вещь, которая влияет». Чтобы научиться жить такой жизнью, нам надо пойти к источнику жизни и посмотреть, как Иисус имел дело с вызовом осуждения.

Иисус же пошел на гору Елеонскую. А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их. Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди, сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле. Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди. Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши. (Иоан.8:1-11)

Иисус любил ее и показал ей свое уважение. Он не обрушился на нее со своими убеждениями, а призвал покаяться. Мы не призваны делать выбор между строгим осуждением и полным принятием. Мы сами зачастую не живем по своим стандартам каждый день. Вместо осуждения нужно помочь потерянным прийти к Богу, Его любви.

Бог больше обеспокоен нашим душами, чем осуждением нашего поведения. Клайв Льюис.

Нам заповедано любить ближнего, как себя. Как же мы любим себя? Я, например, люблю себя не за то, что я, скажем, милейший человек. Я люблю себя не за то, что я хорош, а за то, что я — это я, при всех моих недостатках. Часто я искренне ненавижу какое-нибудь свое свойство. И все же разлюбить себя я не могу. Другими словами, та резкая черта, которую проводит христианство между любовью к грешнику и ненавистью к его греху, существует в нас, сколько мы себя помним. Вы не любите того, что сделали, а себя любите. Быть может, вы даже пойдете в полицию и добровольно примете наказание. Любовь не пылкое чувство, а упорное желание, чтобы тот, кого мы любим, обрел высшее благо.

Дитрих Бонхофер — немецкий пастор, который был казнен в нацистской тюрьме, сказал:

Больше всего мы презираем в других то, что полностью отсутствует в нас. Мы должны научиться рассматривать людей меньше в свете того, что они делают или не делают, и больше в свете того, что они могут пострадать.

Мы должны любить, как Иисус любит, уважать других, как это делал Иисус, и больше заботиться о душе, чем о оскорблении грехом. Как получается, что грешники и мытари стекались к Иисусу и оставались с Ним? Если мы, последователи Христа, призваны отражать Божью любовь, то у нас есть на чем потрудиться.

Живете ли вы жизнью обиженного? Как грех других людей влияет на ваше желание привести их к Христу? Существует ли в вашей отношении к потерянным подражание примеру Иисуса?

Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов. (1 Петр. 4:8)

Юрий Соколкин

Опубликовано 26 марта 2014 г.

Другие библейские уроки