Помним с благодарностью…

Опять война,
Опять блокада...
А может, нам о них забыть?

Я слышу иногда:
«Не надо,
Не надо раны бередить».
Ведь это правда, что устали
Мы от рассказов о войне
И о блокаде пролистали
Стихов достаточно вполне.

И может показаться:
Правы
И убедительны слова.
Но даже если это правда,
Такая правда —
Не права!

Чтоб снова
На земной планете
Не повторилось той зимы,
Нам нужно,
Чтобы наши дети
Об этом помнили,
Как мы!

Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война:
Ведь эта память — наша совесть.
Она,
Как сила, нам нужна...

Эти стихи Юрия Воронина очень точно передают настроение в Петербурге в конце января. 27 января мы вспоминаем день снятия блокады Ленинграда. О блокаде много написано и рассказано, и я верю, что помнить об этом времени важно и для нас и для наших детей. С каждым годом все меньше среди нас людей, переживших блокаду, а иногда мы и не знаем, что они рядом. В нашей церкви есть ветераны Великой Отечественной войны, одна из них Михалева Лидия Ксенофонтовна. Ей не легко было это сделать, но она поделилась своими воспоминаниями о войне и блокаде.

Лидия Ксенофонтовна Михалева родилась в 1923 году, жила в Ленинграде со своими родителями, старшей сестрой, ее мужем и детьми. Во время блокады семья проживала на улице Красного Курсанта, на Петроградской стороне, а работала Лидия Ксенофонтовна на Кировском заводе, на другом конце города. Работа была сменная, сутки на заводе, сутки дома. Поскольку транспорт ходить перестал, добираться до завода приходилось пешком.

Работа была очень важная и ответственная — ремонт танков. Танки приходили с поля боя, и нередко внутри оказывались останки погибших танкистов. А дома надо было ухаживать за родными, носить воду, добывать дрова. В первую самую суровую, голодную и холодную блокадную зиму умерли все близкие Лидии Ксенофонтовны... Когда открылась Дорога Жизни и прибавили норму выдачи хлеба, получать его было уже не на кого.

Когда Лидия Ксенофонтовна была на оборонительных работах, с ней случился обморок от истощения, после этого она попала в больницу, и немного поправившись, пошла на фронт. Ее призвали в артиллерийскую часть. Первый свой выстрел из орудия она хорошо запомнила: командир предупредил, что надо открыть рот, чтобы не повредились барабанные перепонки, но девушка не поняла этого и не последовала совету. Прогремевший залп оглушил молодого бойца Михалеву, больше эту ошибку она не повторяла. На фронте Лидия Ксенофонтовна познакомилась со своим будущим мужем, но поженились они уже после окончания войны.

Лидии Ксенофонтовне тяжело говорить о том времени, вспоминая своих маленьких племянников, которых ей пришлось хоронить, она плачет... Всю войну она отслужила на фронте и помнит теплый день 9 мая, когда закончилась война и она вернулась в свой опустевший дом.

Кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1-е Иоанна 4:20)

Мне кажется, аналогично можно сказать и о благодарности: говорящий, что благодарен Иисусу за Его жертву, должен быть благодарен и людям, принесшим свои жизни в жертву за свободу и мир.

Опубликовано 25 января 2014 г.

Другие события

Метки: