Блаженны милостивые



Что такое блаженство? Духовное счастье, исполнение обещаний Бога в наших обстоятельствах!

Принято называть заповеди блаженства. Но это не заповеди, не повеления и приказы. Это обещание, это благословения, поздравления и пожелания!

Блаженны милосердные! И к ним будет Бог милосерд. (Евангелие от Матфея 5:7)

Похожие отрывки в Писании:

Считайте себя необыкновенно счастливыми... (Иак.1:2)

Счастье в том, чтобы... (Деян. 20:35)

Если..., то я исполнен радости! (Фил. 2:1)

... исполнены сияющего, невыразимого счастья. (1Пет.1:6,8)

Позитивный настрой, несмотря ни на что — это и есть вера.

Иисус переворачивает наше отношения к жизни — Он показывает, как Бог смотрит на своих людей, что Он готов сделать и дать нам.

Негативные, неприятные вещи он обращает во благо, это сердце Бога!

Христианство, ученичество Христа — это позитивный, с надеждой и уверенностью взгляд на жизнь. Радость и счастье — то, что описывало первую церковь, первых учеников.

Блаженны милостивые — и в чем это блаженство, духовное счастье, какие привилегии в глазах Бога они имеют? К ним самим будет проявлена милость. Милость Бога — Его сострадание, сочувствие, жалость. Вы хотели бы такого отношения от Бога? Тогда и нам надо быть милостивыми!

Перевод слова «милостивые» с греческого указывает на появление чувства жалости или сострадания ввиду трагедии и подразумевает страх, что подобное может случиться со мной.

Нам трудно это понять. Мы уже в другом мире живем, а тогда вот как все было устроено: греко-римское общество строилось на отношениях «па­тронажа — клиентуры». В экономике, в которой боль­шинство ресурсов находилось во владении небольшого числа населения, для обеспечения благосостояния себе и семье было очень важно иметь патрона. В культуре, в которой высоко ценились престиж и честь, патроны были готовы обменивать материальные блага и другую помощь на честь, верность и служение со стороны клиентов. Эта форма благотворения, включавшая взаим­ную верность и личные связи, сопутствовала практике публичного благотворения, в котором дары приносили признание, но не создавали уз типа «патрон — клиент». Социальный институт патронажа важен для новозаветной экзегезы, ибо, к примеру, он отражен в терминах «милость» и "вера"/"верность«.

Патроны, брокеры и клиенты. По словам Сенеки, именно «благодеяниями в первую очередь крепится общество» (Сенека, О благодеяниях 1.4.2; ср. 5.11.5; 6.41.2). Греко-римский мир был патронажным обще­ством, поддерживаемым инфраструктурой связей через милость и верность. Эти взаимосвязи считались одним из ключевых элементов безопасности (Сенека, О благо­деяниях 4.18.1). Такие узы существовали между людьми социально равными, которые называли друг друга «друзьями» и к которым было применимо утверждение «у друзей все общее». Партнеры в таких взаимоотноше­ниях обменивались милостями по потребности, причем ни одна сторона не была в подчиненном и зависимом положении (см. Sailer).

Однако подобные связи создавались и между соци­ально неравными людьми, где одна сторона патрони­ровала другой. Это не мешало говорить о дружбе (из чуткости к человеку в подчиненной роли). Типичный пример мы находим в Иоан. 19:12, где Пилат назван «другом Цезаря». Выражение «друг Цезаря» следует понимать именно как обозначение социального статуса. Становясь клиентом, человек назывался «друг такого-то». Клиент имел определенные обязанности по отношению к патрону.

Взаимные милости и одолжения представляли собой тот клей, обеспечивавший соци­альную сплоченность (Sailer). Одной из основных до­бродетелей считалась благодарность. Неблагодарность же была главным социальным и политическим грехом (Сенека, О благодеяниях 7.31.1; 4.18.1).

В Средиземноморье данного периода богатство и собственность были сосредоточены в руках очень ма­лой части населения. Соответственно, подавляющему большинству требовалась помощь, а потому они искали патронажа со стороны людей, обладавших большим, чем они, социальным статусом. Патроны могли предостав­лять, например, деньги, зерно, работу и землю. К людям со связями часто обращались как к патронам в поисках возможностей для профессионального и социального продвижения. Тот, кто принимал такое благодеяние, становился клиентом по отношению к патрону. После этого он был обязан публично афиши­ровать эту милость, а также свою благодарность, тем самым повышая его репутацию. Клиент также должен был хранить верность патрону. Он мог потребовать каких-то услуг со стороны клиента, и это увеличивало власть первого. Принятие дара и принятие обязатель­ства изъявлять благодарность нераздельны (Сенека, О благодеяниях 2.25.3).

Милость и патронаж. Одно из важнейших по­нятий в отношениях патронажа — клиентуры — charis («милость»). В христианском контексте его часто пере­водят как «благодать». Классические и эллинистические греческие авторы используют это слово преимуществен­но как выражение динамики в отношениях патронажа — клиентуры или дружбы. В таком социальном контексте charis имеет три разных значения.

Благосклонность благодетеля по отношению к просителю (Аристотель, Риторика 2.7.1-2).

Переданный дар (см. Данкер; TDNT 9:375; ср. 2 Кор 8:19).

«Благодарность» как ответ клиента (Демосфен, De Cor. 131; Рим 6:17; 7:25; Евр 12:28).

Согласно античным моралистам, патронам следова­ло давать, не рассчитывая на вознаграждение. То есть даяние должно было осуществляться не из корыстных соображений, а в интересах реципиента (Аристотель, Этика Никомахова 1385а35-138563; Сенека, О благодеяниях 3.15.4). Патронов, впрочем, предостерегали, что объек­ты для своей милости лучше выбирать осмотрительно, больше ориентируясь на людей, которым свойственно отвечать даятелю благодарностью (Исократ, Dem. 29). Вместе с тем Сенека, например, мог призывать патрона давать даже людям неблагодарным, тем самым подражая щедрости богов (Сенека, О благодеяниях 1.1.9; 4.26.1-4.28.1) и, возможно, даже стимулировав вторым даром благодарный отклик (Сенека, О благодеяниях 7.32).

Человек, получивший «милость» (charis) патрона, знал, он должен ответить «благодарностью» (charis) (Аристотель, Этика Никомахова 1163612-15; Цицерон, DeOffic. 1.4748; Сенека, О благодеяниях 2.25.3). Согласно Сенеке, три Грации танцуют с руками, соединенными в неразрывный круг, поскольку благодеяние, «перехо­дящее из одной руки в другую, тем не менее возвраща­ется к даятелю; красота целого разрушится, если связь где-то будет нарушена» (Сенека, О благодеяниях 1.3.34).

Благодарность была священной обязанностью; небла­годарный клиент считался человеком испорченным и неблагочестивым (Дион Хризостом, Речи 31.37; Сенека, О благодеяниях 1.4.4). Чем больше дар, тем большей должна была быть благодарность.

В античном мире благодарность включала демон­страцию уважения к благодетелю (Аристотель, Этика Никомахова 116361-5; см. Данкер). Обретший милость должен был способствовать чести благодетеля и вся­чески избегать действий, которые могли бы принести тому бесчестье. Если клиент выказывал неуважение к патрону, патрон сменял милость на гнев (Аристотель, Риторика 2.2.8). Клиент возвращал дар чести не толь­ко своим поведением и действиями, но и публичным свидетельством о благодетеле (Сенека, О благодеяниях 2.22.1; 2.24.2). Благодарность включат глубокую личную верность патрону, даже если это грозило изгнанием с родины, нуждой, ущербом репутации и здоровью (Сенека, Нравственные письма к Луцилию 81.27; О благодеяниях 4.20.2; 4.24.2). Это тот уровень благодарности и верности, которого требуют новозаветные авторы по отношению к Иисусу, а через Иисуса — к Богу.

Адекватный ответ на дар также означал необхо­димость что-то дать в ответ. Это мог быть иной дар или, чаще, некий акт служения (Сенека, О благодеяниях 2.35.1). Таким образом, для авторов и читателей Ново­го Завета понятие charis имело вполне определенные ассоциации и коннотации, ибо они жили в обществе, которое крепилось во многом именно отношениями патронажа — клиентуры.

Блаженны милостивые — что это значит? Одно из значений — быть милосердным, благотворительным, помогать бедным и нуждающимся.

Молитва и пост, милостыня — три основные добродетели в иудейском обществе во времена Иисуса. Но не только!

Тогда подошел к Нему Петр и спросил: «Господь, сколько раз должен я прощать брата, если он передо мной провинится? Семь раз?» «Нет, не семь, а семьдесят раз по семь, — отвечает ему Иисус. — Ведь Царство Небес вот с чем можно сравнить. Представьте себе: некий царь решил потребовать отчета от своих слуг. Когда начались денежные расчеты, к нему привели одного человека, который был должен ему десять тысяч талантов серебра. Так как вернуть эти деньги он не мог, то господин приказал продать в рабство для уплаты долга и его самого, и его жену, и детей, и все имущество. Слуга, простершись перед ним ниц, говорил: „Потерпи с моим долгом! Я все тебе верну!“ Господин сжалился над слугой, отпустил его и простил ему долг. Слуга, уйдя, встретил одного из своих собратьев, который был должен ему всего—навсего сто динариев. Он схватил его за горло и стал душить, приговаривая: „Верни мне долг!“ Тот, упав на колени, молил его: „Потерпи, я верну!“ Но он не согласился, а бросил его в тюрьму — до тех пор, пока не вернет долг. Другие слуги, увидев это, сильно огорчились, пошли и доложили обо всем, что произошло, своему господину. Тогда господин, призвав его, говорит: „Негодный раб! Ты просил меня, и я простил тебе весь твой долг. Разве не должен был и ты проявить милосердие к собрату, как я проявил к тебе?“ И разгневанный господин велел пытать его до тех пор, пока тот не отдаст весь свой долг. Так и Мой Небесный Отец поступит с вами, если не простите брата от всего сердца». (Евангелие от Матфея 18:21-35)

Прощение других долгов — прощение грехов! Мы столько должны, что за всю жизнь не выплатить, это рабство. Жизнь была продана в рабство греху.

Но Иисус по великой милости выкупил нас на свободу ценой своей собственной жизнью!

Молиться за обижающих, за людей, которые причинили тебе боль. Сострадание к обидчику — признак прощения и мир в сердце.

Сделать свое сердце мягким или жестким — это наш выбор, решение.

Мягкое сердце к нуждам и несовершенствам тех, кто рядом с нами.

Любимые мои, хотя я очень хотел написать вам о нашем общем с вами спасении, я все же счел необходимым написать вам письмо, которое бы побуждало вас сражаться за веру, что была раз и навсегда передана святому народу Божьему. Дело в том, что к вам незаметно вкрались некие люди, издавна предназначенные для Суда. Они, эти безбожники, искажают Весть о милости нашего Бога, толкуя ее как вседозволенность, и тем самым отказываются от Иисуса Христа, нашего единственного Владыки и Господа. (Письмо Иуды 1:3-4)

В тоже время, мы не можем чтобы кто-то злоупотреблял нашей добротой и милостью.

Не одни, но вместе с братьями и сестрами решать подобные ситуации!

Вы знаете, что было сказано: «Люби ближнего и ненавидь врага!» А Я говорю вам: любите своих врагов, молитесь за тех, кто преследует вас. Только так станете вы сынами своего Небесного Отца, потому что Он велит всходить солнцу и над добрыми, и над злыми и посылает дождь и для праведных, и для грешных. Если будете любить только тех, кто любит вас, за что вас тогда награждать? Разве сборщики податей делают не то же самое?И если вы приветливы только с друзьями, что особенного вы делаете? Разве язычники поступают не так же? Так будьте совершенны, как совершенен ваш Небесный Отец. (Евангелие от Матфея 5:43-48)

Любить тех, кто тебя не любит.

Любить тех, кого неудобно любить.

Общая и особая благодать. Бог всех хочет спасти! И спас тебя!

Солнце и дождь посылается на злых и неправедных тоже, у всех должен быть шанс покаяться.

Показывать Божье прощение и благодать. К этому мы призваны!

Отрывки для дополнительного изучения: Рим.3:23,6:23; Матф.18:21-35, 25:14-30,31-46; Лук.7:36-50, 18:9-14.

Юрий Соколкин

Опубликовано 24 февраля 2018 г.

Другие библейские уроки